История Вознесенского Собора. Старинный колокол Вознесенского собора. Старинные могилы в парке 28. История парка 28.

После фестиваля “Пасхальные перезвоны”, услышав столько интересной информации просто очень захотелось ей поделится со всеми!

Сто семнадцать лет отделяют нас от того давнего апрельского дня, когда в городе Верном началось строительство Вознесенского кафедрального собора. Кто мог тогда предугадать судьбу этого архитектурного сооружения? Что в годы массовой антирелигиозной пропаганды здесь разместится Союз… воинствующих безбожников (сейчас это словосочетание невольно вызывает у нас улыбку), затем, в 1934 году, отсюда будет вещать Казахское радио.

Во время войны собор превратится в склад, затем – в краеведческий музей… И лишь в 1995 году на колокольне собора вновь зазвонят колокола, а под его своды войдут многочисленные прихожане…
Каких только домыслов не доводилось слышать об этой достопримечательности! Раннее, было неизвестным местонахождение огромного 250-пудового колокола, снятого с собора в октябре 1929 года. И только благодаря знаниям Ирэн Аравиной, певицы, музыковеда и… звонаря сохранилась история до наших дней.
Действительно ли существовал под собором секретный подземный ход, соединяющий его с домом архиерея? Тем самым, который находился в юго-восточном углу парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев, там, где сейчас расположено здание банка.
– Подземный ход – это домыслы. Если посмотреть проект собора, то можно убедиться, что его архитектурная основа – это каменный фундамент толщиной в несколько метров. Кроме того, эта основа возвышается на песчаной «подушке». Кстати, именно благодаря этому собор уцелел во время землетрясения 1911 года.
Вообще-то неудивительно, что собор всегда был окутан тайнами. Взять, к примеру, кресты, венчающие купола. На других храмах атеисты их сняли, а здесь все шесть оставили. Почему? Все дело в том, что на такой высоте без лесов очень сложно закрепиться. В 1929 году некий отчаянный комсомолец подобрался было к одному из крестов, но… не удержался. Попытка снять крест стоила ему жизни. С тех пор к крестам не подступались. Даже комсомольцы.
В 1929 году в НКВД вызвали звонарей всех имеющихся в Верном храмов и вынудили подписать что-то вроде обязательства, в соответствии с которым все они отныне перестают звонить. А участь металлических великанов была предрешена: одни отправлялись на переплавку, другие просто зарывались в землю.
– Колокола с церквей снимали осенью 1929 года.  Это происходило, как известно, по всей стране, не только в нашем городе. Более десяти колоколов спустили на лебедке с собора да так и оставили на земле. Всю зиму пролежали они, припорошенные снегом, поверженные и жалкие. В фотоальбоме «Вознесенский кафедральный собор» есть такой снимок: на фоне колокола под названием Пимен, упомянутого нами выше, красуется «чин» в кожаном плаще, папкой в руках и очках «а-ля Троцкий». Весь его вид словно говорит: «Вот он, поверженный враг!» От нечего делать по колоколам палили из пистолетов, двум из них, весом пудов по пятнадцать, нашли весьма оригинальное применение: перевернули, покрасили в белый цвет, укрепили на земле и использовали как постамент для памятников Ленину и Сталину!
По свидетельству одного из бывших сотрудников НКВД (он рассказал об этом лишь в конце 90-х годов), в апреле 1930 года поступил приказ отправить 250-пудовый (или иначе говоря четырехтонный) колокол в Ташкент на переплавку (АЗТМ будет открыт много позже, только в 1945-м). По весенней распутице, на двенадцати волах гигант отправился в «город хлебный». Но на Курдайский перевал волы с таким грузом подняться не смогли – увязли в грязи. Все попытки подняться на перевал были тщетными. И тогда было принято единственно верное решение: закопать колокол. Его откатили в сторону от дороги, выкопали яму в овраге и навсегда скрыли от людских глаз. Позже «похоронившие» колокол лица подписали бумагу о неразглашении этой тайны. Как знать, может быть, тайна так и осталась бы тайной, если бы не заинтересованность Ирэн Аравиной.
Сегодня компетентные специалисты утверждают, что колокол можно найти с металлоискателем или из космоса – все-таки это большая глыба металла. Но… стоит ли? Звучать, как прежде, Пимен не будет: слишком много в нем пулевых «ранений».
И на… костях растут деревья
Интересно, что попытки найти колокол были, именно поэтому группа энтузиастов взялась перекапывать прилегающий к собору парк вдоль и поперек. В результате выяснили, что расположен парк на месте бывшего кладбища. Причем кладбище это было разделено на зоны. В южной были погребены жертвы страшного селя, в восточной, за собором, – священнослужители, в северной, где обычно порхают голуби и резвятся дети, покоятся останки меценатов, жертвовавших свои сбережения на нужды церкви. Ну а в западной зоне, в том месте, которое ближе к нынешней улице Кунаева, напротив нынешнего комплекса «Арасан», располагалось детское кладбище. Ирэн это доподлинно известно, поскольку она в свое время, обернув лопату полиэтиленом, принялась копать в этом месте. И что же? Все подтвердилось.
Возможно, кого-то эта информация и шокирует, но в Алматы в разные годы сравняли с землей шестнадцать (!) кладбищ. Кинотеатр «Целинный», вокзал Алматы II и некоторые другие городские объекты были возведены на местах массового захоронения людей.
Часто приходится слышать:
…что кафедральный собор строился в течение четырех десятилетий. На самом деле именно столько времени ушло на согласование и утверждение проекта. А возвели собор довольно быстро – всего за два года;
…что архитектором кафедрального собора является А. П. Зенков. Это не совсем так. Андрей Павлович был прорабом-инженером и руководил строительством. Архитекторы собора – К. Борисоглебский и С. Тропаревский;
…что построен собор без единого гвоздя. На самом деле гвозди там есть – их 8,2 пуда. А вот балки скреплены с помощью подвижных скоб – они обеспечивают целостность строения и свободное хождение при подземных толчках.

А также в парке 28 есть два старинных надгробия, сейчас провели их реконструкцию.

Считалось, что в них погребены мать и дочь Герасима Колпаковского, первого губернатора Верного. Однако известный краевед Владимир Проскурин, который уже за рубежом выпустил книгу по истории Алма-Аты (именно на него ссылается Ирэн) вносит уточнение: дочь, умершая во время родов, и ее младенец.

Нравится
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий